Эмоционально-окрашенных синонимов

В целом понятие «срыв» было абстрактным и порой сопро­вождалось целым рядом коллапс, крах, расстроенные и растерзанные нервы. Симптомы этого состояния были очень разнообразны: легкая печаль и «тяжелая» тоска, тихие слезы и безудержное отчаяние. Границы между нормой и патологией размыты. Диагнозы — меланхолия, неврастения, истерия или ипохондрия — ставятся не по медицин­ским показаниям, а в зависимости от классовой или гендерной принадлежности пациента. За терминами, однако, стоят страдание конкретного чело­века, сумбур в чувствах, ужас и мрак. Срыв может произойти внезапно — со слезами, дрожью, ночными кошмарами, а может подкрадываться постепенно — неделями, месяцами. О его при­ближении человеку нередко сообщает тот, кого Сельма Лагерлёф называла «духом с ледяными глазами», «богом саморефлексии, самоуничижения и самокритики». И врачи, и пациенты знали, что нервный срыв не оказывает негативного влияния на интеллект. Многие пациенты восприни­мали происходящее с ними, как будто на расстоянии, сохраняя прекрасные аналитические способности. Как сказал один врач: речь идет о «совершенно здоровых, но глубоко несчастных людях»35. Таким образом, нервный срыв не соответствовал обще­принятому представлению о психических заболеваниях, как нарушениях способности трезво и разумно мыслить. Диагноз «нервный срыв» неоднократно спасал людей от психиатрической лечебницы (а порой от еще менее популярных диагнозов «алко­голизм» и «сифилис»), хотя многие из них мучались галлюцина­циями и маниакальными идеями, одной из которых, например, был навязчивый страх безумия.

Добавить комментарий

Домашнее отбеливание зубов - это просто! А здесь можно решить проблемы потенции