Медицина и этикет

Они определяли границы дозволенного. Главное — не терять контроль над ситуацией. Женские слезы не должны были выглядеть кокет­ством или истерикой. Спазмы, икота, захлебывание и сморкание считались неприличными. Резкие переходы от слез к смеху сви­детельствовали о болезни нервов. Хотя в особых случаях такие крайности относили к приметам душевной тонкости. И Вольтер, и Руссо, и Моцарт удивляли современников неожиданными пере­падами настроения. Таким образом, хотя слезы в XVIII веке лились широко и повсеместно, они были социально регламентированы и коди­фицированы общественной моралью. Основное требование — демонстрация благородства личности. «Применение» слез де­тально расписывалось и определялось строгой иерархией между мужчинами и женщинами, господами и слугами, элитой и про­столюдинами. В отличие от сенситивности, сентиментальность
предполагала чувствительность без саморефлексии. Когда авторы романов XIX века обратились к «швеям и модисткам», они по­старались вызвать у них сладкие слезы самоидентификации, которые до тех пор были прерогативой правящих классов. Тем самым слезы потеряли свой статус. Чтение слезного романа стало в «хорошем обществе» считаться проявлением дурного тона, как хлюпанье носом в церкви или в театре. В конце XVIII — начале XIX века отношение к чувствитель­ности было полярным. Поколение «Бури и натиска», состоявшее из очень молодых людей, недавних подростков, последовательно демонстрировало слезливость без границ и без меры. Иногда сле­зы скрывали под маской смеха и добровольно уходили из жизни, протестуя таким радикальным образом против мелкобуржуаз­ной ограниченности общества. Понемногу слезы утихали, всхлипывания делались тише.

Добавить комментарий

Домашнее отбеливание зубов - это просто! А здесь можно решить проблемы потенции