Наслаждение унынием

В то же время от сенситивности можно получать удовольствие. стало новым вариантом меланхолии, на­строением, приправленным сладкой горечью. Руссо описывает это состояние как обостренное чувство бытия и самости. Он са­дится на камень у ручья, чтобы «выплакаться» и любуется тем, как слезы падают в прозрачную воду10. Эта меланхолия состоит из печали, но не мрака, из боли, но не отвращения. У Габриеля Уксеншерны сходное состояние сопровождается приступом ди­кой радости. 4 декабря 1769 года он сделал в дневнике запись: слушал с друзьями Бельмана, «смеялся как никогда в жизни», а ночью не мог заснуть и «то и дело принимался хохотать» За счет эстетизации и эротизации границы сенситивности расширились. Некоторые гиперчувствительные натуры про­славились в обществе особой утонченностью вкусов и желаний и с удовольствием поддерживали эту репутацию (слово «из­вращенность» тогда еще не было в ходу). Кое-кто даже получал удовольствие от созерцания или представления чужой боли. Вот что по этому поводу пишет Г. Уксеншерна (9 марта 1771 года, 21 года от роду, он был свидетелем казни в Стокгольме): «Сегодня сжигали на костре 17-летнюю девушку, которая подожгла чужой дом. Она была красива, и ее страдание, слезы, катившиеся из ее глаз, делали ее еще прекраснее». Сенситивность также могла проявляться в склонности к поло­вому самоудовлетворению. Нравственность дала трещину, и об­раз раскрасневшегося человека в дезабилье, который, не дочитав страницы и не доев конфеты, мастурбирует на диване среди горы подушек, уже никого не мог удивить. Мастурбировать боялись, и все же, примеряя к себе любовные переживания персонажей, прибегали к этому способу для получения дополнительного наслаждения от прочитанного13. Ведь гиперчувствительность, помимо всего прочего, характеризуется ослаблением сексуальной энергии, разжечь которую удается лишь с помощью фантазии.

Добавить комментарий

Домашнее отбеливание зубов - это просто! А здесь можно решить проблемы потенции