Нервный срыв

Когда ранимость доходит до предела, наступает нервный срыв33. Число зарегистрированных случаев достигло пика в 1900 году. Почему? Возможно потому, что в обществе существовало пред­ставление о творческой личности с мощным интеллектом, рабо­тающей на износ ради блага цивилизации.

Макс Вебер открыто рассказывает о своем нервном срыве, коллеги и начальство от­носятся к его заявлению с уважением. Есть и другие примеры. В 1906 и 1918 годах в подобной си­туации оказался американский композитор Чарлз Айвз, и его окружение назвало это «сердечным приступом». После первого такого эпизода один из родственников Айвза пишет ему: «Неуди­вительно, что при Вашей работе [Айвз работал тогда в сфере страхования] у людей случаются срывы. Вам приходится тру­диться почти на пределе возможностей, и если напряжение еще возрастает, сил, чтобы ему противостоять, нет». Несколько лет спустя жена Айвза проявляла беспокойство: он «опять находится на грани нервного срыва». По мнению близких, совмещение двух профессий изматывало композитора, и после второго срыва он перестал сочинять музыку.

Не исключено также, что специфи­ческий музыкальный стиль Айвза, допускающий использование резких высоких звуков, «фальшивых нот» и дисгармонических сочетаний, провоцировал его нервозность Что же в начале XX века считали нервным срывом? Депрес­сия, психосоматика, нерешенные конфликты — все эти термины, широко употребляющиеся постфрейдистами, — в то время еще не были в ходу. Под нервным срывом понимали буквально сле­дующее: внезапное напряжение нервов приводит к их «разрыву». И Вебер, и Айвз по рождению, образованию, профессии и стилю жизни принадлежали к группе риска. Обоим было важно знать, что их «срывы» не являются болезнью.
Интересное: при простуде витамин С

Добавить комментарий

Домашнее отбеливание зубов - это просто! А здесь можно решить проблемы потенции