Отсутствие душевного огня

Переизбыток не­рвов означал недостаток мужества или неумение владеть собой, а недостаток —, серость, которой так боялись представители высших слоев общества. Нервность подразумевала увлеченность и одухотворенность, искусство без «нерва» — плоско и неинтересно. Нервозность, напротив, считалась свидетельством низкого самоконтроля. На периферии сенситивности находились глубокий душевный дискомфорт и страхи. Истерия, ипохондрия и меланхолия — все эти состояния также объяснялись с точки зрения «нервов». Другая опасность была связана с возможностью перехода от сенситивности к гиперсенситивности, когда окружающий мир становится невыносим. «Нервные пациенты падают в обморок от запаха розы или укуса комара», — пишет один из врачей22. Трение ногтя о шелк, трепет листвы или дрожащий свет лампы, ямка на дороге вызывают ужас. Запахи и звуки мучительны. Тиканье часов, зуд от укуса, хруст яблока, бульканье воды, легкий скрип, звук выдвигаемого стула — все это может превратить жилую комнату в камеру пыток. Сенситивность неразрывно связана не только с проблемой естественности/искусственности переживаний, но и с темой самоудовлетворения. Игра эмоций давала человеку возможность чувствовать себя драматургом собственных чувств, испытывать границы, прикасаться к недозволенному, обнажать по собствен­ной воле душу, идти на поводу запретных желаний (таких, например, как тайная мастурбация, которой как огня боялись в XVIII веке). В те времена скрытные
люди вызывали у окружающих рез­кую неприязнь24. Не потому что были
непонятны, а потому что хотели быть непонятными. Их маска лишала социальную ком­муникацию смысла. Складывалась парадоксальная ситуация. На словах кругом превозносили естественность, а на деле куль­тивировали искусственность, которая проявлялась во всем — в манере поведения, правилах этикета, в беседах и играх. Вошед­шие в плоть и кровь манеры рассматривались как свидетельство безупречности стиля, вкуса и хорошего происхождения. Становясь эгоцентричной, сенситивность теряет свои до­стоинства и право называться добродетелью. Эта тема красной нитью проходит в романе Джейн Остин «Чувство и чувстви­тельность» (1811). Только под контролем разума сенситивность стимулирует социальные чувства, в противном случае человек лишь тешит самого себя (примером такого поведения является госпожа Бовари).

Добавить комментарий

Домашнее отбеливание зубов - это просто! А здесь можно решить проблемы потенции