Правила цивилизованного общества

Но возникает целый ряд противоречий. Джеймс Босуэлл, на­пример, рассказал в своих мемуарах не только о борьбе Сэмюэла Джонсона против норм и кодов сенситивности, но и о своих Собственных страданиях. В его дневниках подробно описаны случаи, когда он попадал впросак и, подобно Джонсону, меч­тал оказаться там, где не действуют Иногда он даже специально дразнил свет, играя роль «мерзавца» (blackguard): свински напивался, орал, общался с «от­бросами» — пьяницами, ворами, сутенерами, шлюхами и манья­ками. В такой роли он чувствовал себя «настоящим мужчиной» и тем компенсировал вынужденную утонченность официального образа, который ему навязывало общество и который пугал его своим женоподобием Экономическое развитие общества изменило жизнь семьи и женщины. Сенситивная культура стала культурой потребления, и по мере того как укреплялся капитализм, развивался особый потребительский менталитет. Утонченность теперь подразуме­вала (см. «Госпожу Бовари») желание обладать тонкой, как лепе­сток, чашкой из настоящего мейсенского фарфора, фиалкового цвета тканью на платье, нежными и мягкими шагреневыми перчатками. Роль женщины все больше ограничивалась по­треблением, стремление обладать вещью было катализатором чувства.

С гендерным вопросом царила полная неразбериха. Муж­чины культивировали в себе женские качества и становились женоподобными, чтобы больше походить на мужчин. Долго так продолжаться не могло. На помощь пришла наука и занялась феминизацией нервной системы одновременно с маскулиниза­цией тела. Нервы должны быть мягкими, мышцы — твердыми. Нервам женщин приписывали большую восприимчивость и возбудимость, так называемую внешнюю сенситивность. Это представление просуществовало на протяжении почти всего XIX столетия, оно отражено в самых разных медицинских, ли­тературных и популярных жанрах и даже встречается в трудах Шарко и Фрейда.

Добавить комментарий

Домашнее отбеливание зубов - это просто! А здесь можно решить проблемы потенции