Приступы чревоугодия

Отношение Барлеуса к еде подтверждает наш вывод о приверженности меланхоликов к перееданию, точнее к обжорству. за­канчиваются рвотой, и он, по его словам, «блюет хандрой».  Письма друзей полны сочувствия. Они пытаются действовать лестью («страдание — удел избранных»), прибегают к похвале («все с глубоким уважением отзываются о твоих лекциях»), дают советы («не усердствуй, слушатели не оценят твоих усилий»). В ответ Барлеус брюзжит и жалуется. Он вновь и вновь пере­сказывает историю своих страданий: сначала я перенапрягся, потом почувствовал недомогание, страх и потерял веру в себя; теперь мною овладели немота и безразличие — я ни на что не способен. Повторные утешения друзей: меланхолия есть печаль, кото­рой подвержены великие души; приезжай навестить или отправ­ляйся путешествовать, развлекись и развей тоску! В письмах Барлеуса начинает просвечивать лучик надежды: «Я потихоньку возвращаюсь к жизни». Но он подчеркивает при этом, что напряжение, связанное с преподавательской работой, ему пока не под силу. «Мне не хватает воздуха. Было время, когда я даже не мог говорить, только отвечал односложно и без души. Теперь я по крайней мере могу перевести дыхание, и мой голос постепенно вновь обретает звучность». Несколько месяцев спустя Барлеус возвращается на кафедру. Но он еще слаб, и тщательная подготовка лекций тяготит его. «Я не могу, как прежде, просиживать далеко за полночь над кни­гами, — жалуется он. — Мое здоровье расстроено, я пренебрегаю супружеским долгом. Будь моя воля, я бы плюнул на преподава­ние, кафедру и ученых мужей, Аристотеля и Платона, на всех… и бросился в объятия моей обожаемой шлюхи — поэзии».

Добавить комментарий

Домашнее отбеливание зубов - это просто! А здесь можно решить проблемы потенции