Прожорливость и аскез

В Новое время меланхолику и художнику скорее свойственно голодание, нежели обжорство. Но много и тех, кто соединяет в себе Лорд Байрон (1788-1824), на­пример, полагал, что еда и творчество несовместимы. Он с пре­зрением относился к полноте, считая ее спутницей тупости и несообразительности.

Сам он методично голодал, чтобы со­хранять ясность ума. Проблема опорожнения желудка также была очень важна для него, и он постоянно принимал слабительное. Байрон мог несколько дней жить только на печенье и воде, не употребляя никакой животной пищи. Он пил уксус, тем самым прибегая к испытанному приему людей, страдающих анорексией. Байрон хвастался своей худобой. «Вы видели кого-нибудь столь же худого и столь же здорового? как скелет». Поэт мечтал стать прозрачным. И при этом задавал роскошные званые обеды.

«Анорексия как социальный акт, — пишет Финн Скордерюд, — различает еду как социальный инструмент и как процесс принятия калорий». Байрон не выносил вида жующей женщины и делал исключение только для изысканной еды (омары или куриные крылышки). Сам он тоже не любил есть на людях и всегда просил накрывать себе отдельно от жены. «Однажды, — рассказывает она, — когда нам по ошибке накрыли ужин вместе, он пришел в ярость и потребовал, чтобы его тарелку перенесли в другую комнату».
Биологически активная добавка к пище для похудения
Байрон часто отказывался от приглашений на обед (кстати, также поступали Дарвин и Витгенштейн). Но иногда у него бывали приступы обжорства (сливовый пудинг!), после которых он страдал от угрызений совести, изнуряя себя гимна­стикой, слабительным и рвотой. «После рвоты я всегда лучше себя чувствую», — признавался он. За этими метаниями скрываются свойственные меланхолии страхи. Байрон стыдился есть и боялся потолстеть не меньше, чем он боялся потерять свой поэтический дар.

Как быстро похудеть

Добавить комментарий

Домашнее отбеливание зубов - это просто! А здесь можно решить проблемы потенции