Ранимость

Со временем, однако, эта тема становится все более закрытой, теперь мужчины предпочитают не сообщать о своей частности, сообщение о нервном срыве премьер-министра Норвегии Челя Магне Бундевика несколько лет назад вызвало в обществе такой шок, что пришлось немедленно изобретать для него персональ­ный диагноз: «депрессивная реакция». Картина нервных срывов прошлого в значительной мере расширяется за счет огромного количества писем, мемуаров и литературных произведений, посвященных этой проблеме. Здесь нервозность рассматривается не только как пережитый опыт, но и как социальный шаблон: «нервозный человек — бледный и возвышенный носитель культурных ценностей». Чтобы, по возможности, услышать рассказ об этом состоянии из первых рук, я обратилась к записям, сделанным частнопрак­тикующим доктором Ленмальмом в журнале приема пациентов в 1880-е и 1890-е годы. Они довольно однотипны: «Очень нервозен, плаксив и беспокоен», — говорит о себе консул, проживающий по адресу Стюреплан, 2. Фредрик Альмквист, студент-математик 24 лет, боится сойти с ума. Он не переносит интеллектуально­го напряжения, от чтения кружится голова, колотится сердце, охватывает ужас. Если себя заставлять, результат может быть один — полный коллапс. Были среди пациентов и женщины, например Марина Френ­кель, 45 лет, жалуется на «бессонницу, нервы, боится поправить­ся»; Матильда фон Хартмансдорф, 39 лет, морфинистка; фрекен Сёдерберг, «худая, нервная… все плохо, скучно». Но на женщин, как известно, врачи смотрели иначе и диагностировали их про­блемы иначе37.

Добавить комментарий

Домашнее отбеливание зубов - это просто! А здесь можно решить проблемы потенции